Сеть винных магазинов. Основана в 2006 Гарантия качества и безопасности

По следам коллекции Джефферсона

11 Июня 2013

Шато д’Икем

Среди постоянных покупателей вин Шато д’Икем был замечен не только третий президент США Томас Джефферсон, но и брат русского царя князь Константин. Шато д’Икем было любимым вином царя Николая Второго и королевы Великобритании Елизаветы II, Александра Дюма и Жюля Верна. 
В Шато д’Икем (Chateau d’Yquem) любят повторять: «С одного виноградного куста мы получаем один стакан вина». Сегодня одно из самых больших поместий Сотерна славится одноимёнными Великими сладкими винами, изготовленными из белых сортов Семильон (4/5 посадок) и Совиньон Блан (20% всех виноградников). Средний возраст лозы составляет 15-45 лет. Высаженные по сложной схеме, виноградники имеют чрезвычайно низкую урожайность 7–9 гл/га. Урожай в Шато д’Икем собирается поздно и не просто вручную, а буквально по ягодке — от каждой неравномерно созревающей грозди отщипывается по несколько ягод, покрытых благородной плесенью.

Признанный винный эксперт Роберт Паркер высоко оценивает вино, изготовленное в Шато д’Икем: «Это одно из немногих дорогостоящих вин, оправдывающих свою заоблачную цену».

Расположение Шато д’Икем соответствует его названию — хозяйство находится на вершине холма, а в переводе с одного из древних племенных диалектов германской группы языков «Yquem» (aig-helm) означает «имеющий вершину». Являясь сердцем коммуны Сотерн, Икем занимает 150 гектаров, окружённых другими не менее знаменитыми поместьями Бордо: на востоке раскинулся Шато Рьёссек, на севере — Шато Сюдюиро, неподалёку — живописный Сент-Круа-дю-Мон.

Как и многие французские винные замки, Шато д’Икем во времена Столетней войны служил фортификационным сооружением. Крепостная стена с четырьмя круглыми башнями окружала внутренний двор, над входами виднелись бойницы, а под стенами был вырыт глубокий ров. Находясь достаточно продолжительное время в собственности короля, в 1593 году Икем перешёл к королевскому советнику Жаку де Соважу. Его предок Роже де Соваж во времена правления Эдварда Третьего был мэром Бордо.

В титульной принадлежности Шато д’Икем распространённая фамилия Соваж просуществовала до 1785 года, превратившись в более изящную, когда единственная наследница Шато д’Икем взяла фамилию мужа, графа де Люр-Салюс. Икем объединил две знатных семьи: исконно-французскую Sauvage и имеющую итальянские корни Lur-Saluces.

В 1807 году Икем снова породнил две старинные семьи Сотерна. Антуан-Мари, сын графов де Люр-Салюс, женился на Франсуаз-Эжени де Фильо.

Антуан-Мари был камергером Наполеона и всю свою жизнь посвятил сражениям. Его жена Франсуаз, которую за глаза называли «Леди Икема», пережила трудные времена Французской революции и много сил положила на то, чтобы возродить поместье. Она увеличила винодельню и погреб, вела все дела, вникала во все технологические нюансы производства. Благодаря усилиям Франсуаз семья Люр-Салюс стала самой влиятельной в Сотерне.

Старший сын Франсуаз, маркиз Бертран (титул маркиза был пожалован его отцу в наполеоновскую эпоху) способствовал появлению сотерна в таком виде, каким мы знаем сейчас это великое сладкое вино.

Существует легенда, что однажды маркиз Бертран де Люр-Салюс задержался в России на переговорах по поставкам со своим главным покупателем, и сбор урожая отложили. По приезду маркиза виноград выглядел испорченным, но, не смутившись, Бертран приказал собирать «заплесневевший» урожай и делать из него вино. Так появилось одно из самых величайших натуральных сладких вин в мире.

Бертран де Люр-Салюс занимался вином серьёзно и вдохновенно. Он создал уникальную дренажную систему с общей протяжённостью труб 100 км и реконструировал погреба. Под его умелым руководством Икем вышел на мировую арену, обогнав по стоимости вина Шато Лафит. Классификация 1855 года подтвердила устойчивый спрос на вина Шато д’Икем, выделив хозяйство как превосходное, единственное Premier Cru Superieur Бордо.

Очередной хозяин Шато д’Икем, граф Александр де Люр-Салюс, пришёл управлять хозяйством после смерти своего дяди в 1968 году. Он сделал ставку на совершенствование технологии производства вина и укрепление имиджа Икема.

В 90-х годах крупный концерн LVMH приобрёл 55% акций поместья, заплатив за них более ста миллионов долларов. Выступая гарантом стабильности, концерн взял под своё крылышко уже окрепшего птенца жар-птицы под названием Икем для того, чтобы не потускнели его яркие перья и не снизился его высокий полёт.

Ежегодно на рынок выпускается около 100 тысяч драгоценных бутылок. При плохом винтаже или его отсутствии недостаточное количество бутылок добирается из предыдущих винтажей. Оптимальной концентрации сотерны Икем достигают через 15-20 лет, хотя могут храниться без потери качества сотни лет.
 
Икем и сотерн — синонимы, а фраза французского писателя Огюста Люше «сотерн — это изысканность до преувеличения» давно стала крылатой.

Шато Лафит Ротшильд

Поместье Шато Лафит Ротшильд (Chateau Lafite Rothschild) принадлежит коммуне Пойяк апелласьона Медок французской провинции Бордо. Вина Пойяка на мировом рынке считаются самыми тонкими и изысканными из всех Великих красных вин.
Название «Лафит», как и у Шато д’Икем, указывает на географическую особенность местности — происходит от гасконского слова «la hite» (пригорок).

Винодельческое хозяйство Шато Лафит-Ротшильд называют «лидером среди прекрасных, первым среди лучших», одаривая его блестящим эпитетом: «Роллс-Ройс Бордо».

Замок Лафит был построен в 13 веке, а четырьмя веками позже вокруг поместья были высажены первые виноградники. Маркиз Николя Александр де Сегюр, известный в народе как «Винный Принц», в 1716 году стал первым владельцем, который озадачился созданием престижного винодельческого хозяйства. Имея союзника в лице губернатора провинции Гюйен герцога Ришелье, маркиз де Сегюр добился того, что Лафит приобрёл славу модного вина. Его любили высокопоставленные вельможи разных рангов, а королевские особы не мыслили себе ни одного торжества без божественного Лафита. Шато Лафит сравнивали с «нектаром Олимпийских Богов» и «источником вечной молодости». По классификации 1855 года Лафиту был официально присвоен статус Grand Cru или более официально BORDEAUX GRANDS CRUS CLASSÉS EN 1855.

Второе имя к своему названию Лафит присоединил в 1868 году, когда хозяйство было продано барону Джеймсу Ротшильду, банкиру, шутившему, что он купил поместье только потому, что его дом стоит на одноимённой улице в Париже. Но на самом деле дальновидный барон знал, что цена на эти земли никогда не упадёт, и владение таким сокровищем означает выгодное вложение средств. Сегодняшним владельцем Шато Лафит Ротшильд выступает представитель пятого поколения фамилии Эрик Ротшильд.

На 94 га виноградников Шато Лафит Ротшильд на левом берегу Жиронды выращиваются традиционные для апелласьона Медок классические красные сорта: Каберне Совиньон, Мерло, Каберне Фран, Пти Вердо. Виноград собирается вручную, выдерживается вино только в новых бочках, затем попадает на стол самых разборчивых гурманов.

Шато Лафит Ротшильд входит в пятёрку лучших производителей красного Бордо наряду с Шато Мутон Ротшильд, Шато Марго, Шато Латур и Шато О-Брион.

Шато Марго

Шато Марго (Chateau Margaux) — сияющий рубин в коллекции самоцветов под названием Бордо, это прославленная марка, приверженность вековым традициям, аристократическая элитарность и изящный вкус.

Существуя с 12 века, поместье Шато Марго в 1921 году стало акционерным обществом. Позже его пытался приобрести в единоличное владение Фернан Гинесте, который скупал акции Марго. Его сын осуществил мечту отца, выкупив Шато Марго в 1950 году.

Семья Гинесте вложила немало сил и времени в винодельческое производство, добившись превосходного качества своих вин, но через два десятка лет возникли непреодолимые трудности, и в 1977 году Гинесте были вынуждены выставить хозяйство на продажу.

Новым владельцем Шато Марго стал грек Андре Ментцелопулос. Сколотив состояние на торговле зерном в странах Юго-Восточной Азии и создав сеть продуктовых супермаркетов во Франции, Ментцелопулос был далёк от проблем лозы и никогда раньше не занимался виноделием. Будучи не только успешным бизнесменом, но и увлечённой натурой, Андре с головой окунулся в новое дело. Он инвестировал огромные средства в дренаж земель, в обновление посадок, в переоборудование подвалов и реконструкцию особняка, построенного в 1810 году. Выполненный в классическом стиле и украшенный стройными колоннами замок был настоящим произведением архитектуры.

Уже через год о винах Шато Марго вновь заговорили как о Великих бордо. После смерти Андре заботы о поместье взяли на себя его вдова Лаура и дочь Коринне, которые не дали пропасть трудам Андре и приумножили славу Марго.

Единственное поместье в Бордо, названное женским именем, Шато Марго процветает в результате умелого женского управления, оставаясь самым стильным и эстетичным. 
Вина Шато Марго отличаются сложностью и оригинальностью. Кажется, что они имеют живую душу. Именно эти вина были любимыми марками бордо третьего президента США, Томаса Джефферсона, собиравшего свою винную коллекцию.

Сегодня Марго — коммунальный апелласьон в границах области О-Медок (Верхний Медок), включающий пять коммун, производящих 336 тысяч бутылок вина в год. На 262 га площади поместья находится 82 га виноградников ценнейших красновинных лоз, имеющих средний возраст от 25 до 35 лет, урожай с которых собирается исключительно ручным способом. Шато Марго известно благодаря своим винам категории Grand Cru, обладающим великолепной способностью к хранению, лёгким телом, гибкостью и деликатностью в сочетании с мягкими фруктовыми ароматами.

Шато Мутон Ротшильд

Площадь виноградников Шато Мутон Ротшильд (Chateau Mouton Rothschild) не менялась с середины 19 века. Около 80 гектаров посадок заняты красновинными сортами, из которых 80% — Каберне Совиньон со средним возрастом лозы 45 лет.
Английская ветвь Ротшильдов в лице барона Натаниэля приобрела существующее с 17 века поместье Brane-Mouton в 1853 году, одарив его своей фамилией. «Мутон» с французского переводится как «баран», что соответствует упрямому характеру владельцев поместья, твёрдо и решительно продвигающихся к своей цели — делать превосходное вино мирового уровня.

Шато Мутон Ротшильд приобрело официальный статус Premier Grand Cru Classe или просто Grand Cru лишь в 1978 году благодаря стараниям барона Филиппа де Ротшильда, бессменно управляющего замком с 1922 по 1988 год. До этого по классификации 1855 года вину была присвоена лишь вторая категория, возможно, только из-за «нефранцузского» происхождения владельцев Шато.

Филипп первым в Бордо начал разливать своё вино, продавая его не в бочках, а в бутылках. Этикетку первого вина 1924 года украсило изречение Натана Ротшильда «Первым быть не могу, вторым – не хочу. Остаюсь бараном». После того, как Ротшильд стал единственным, кто внёс коррективы в классификацию 1855 года, повысив свой статус, он сменил надпись, не потеряв прежнего упрямства: «Premier je suis, second je fus, Mouton ne change!» (Первым стал, вторым был, но остаюсь бараном).
К дизайну этикетки Филипп де Ротшильд относился с большим вниманием. К работе над созданием этикеток привлекались самые звёздные личности, выпускались этикетки в честь самых значительных событий. В современном музее Шато Мутон Ротшильд можно полюбоваться на этикетки, которые рисовали важные особы и знаменитые представители творческих профессий.

Уже через семь лет после начала правления поместьем Филипп де Ротшильд создал шедевр — вино 1929 года, за которое до сих пор дерутся коллекционеры всего мира. Качество вина Шато Мутон Ротшильд с тех пор остаётся на самом высоком уровне. 
После смерти барона бразды правления взяла его дочь, баронесса Филиппина де Ротшильд. Она сделала ставку на терруар, утверждая, что «терруар Мутон Ротшильда не хуже Лафита, Марго и других выдающихся замков, а может, даже и лучше». 400 тысяч бутылок в год превосходного вина — ощутимый результат, чтобы считаться блестящим и неоспоримым успехом!