Сеть винных магазинов. Гарантия качества и безопасности
Адреса магазинов Магазины
Помощь и консультация

Хитросплетения Пойяка

23 Июня 2014

Три кита и другие Крю

Пойяк является одной из шести коммун апелласьона О-Медок винодельческого региона Бордо. Эти земли можно сравнить по значимости со знаменитыми виноградниками медокской коммуны Марго, где рождаются Великие французские вина. 

Соседями Пойяка, подпирающими его с двух сторон вдоль реки Жиронды, являются коммуны Сен-Жюльен и Сент-Эстеф.

Пойяк входит в левобережную зону реки Жиронды. Местные винодельческие хозяйства отличаются широким размахом. Если на правом берегу основные Шато теснятся на клочках и узких полосках земли, то в Пойяке восемьдесят гектаров виноградников, принадлежащих одному владельцу, считается нормальным.

Три винодельческих хозяйства в Пойяке имеют статус Премьер Гран Крю Классе: Шато Латур, Шато Мутон Ротшильд и Шато Лафит Ротшильд. Их можно назвать тремя китами, на которых держится слава красных вин Бордо.

Мягкий климат, влияние Атлантики и Жиронды, гравийно-песчаные и известковые почвы создают в коммуне Пойяк идеальные условия для рождения Великих вин. Уникальный терруар позволяет лозе страдать, глубоко укореняясь в земле, улучшая при этом качество винограда и естественным образом снижая урожайность.

Каберне Совиньон — самый распространённый сорт на виноградниках Пойяка. Он наделяет вина черносмородиновым оттенком, способностью красиво стареть и приобретать с возрастом изысканную утончённость.

Правый берег Жиронды всегда оставался царством лозы Мерло. В левобережном Пойяке этот сорт уступает винограду Каберне Фран, процент которого в местных купажах беспрецедентно высок. Виноделы Пойяка называют Каберне Фран кондитерским именем Буше за то, что он дарит винам шелковистую гладкость и упоительный малиновый шарм, делая их исключительно вкусными и деликатесными.

Незначительная доля Мальбека и Пти Вердо позволяет местным виноделам создавать вина ещё интереснее и ещё сложнее.

В коммуне Пойяк находится 18 из 60 классифицированных хозяйств Cru Classé, производящих красные вина:

  • 3 Первых Крю — Шато Латур, Шато Лафит Ротшильд и Шато Мутон Ротшильд; 
  • 2 Вторых Крю — Шато Пишон Лонгвиль Барон и Шато Пишон Лонгвиль Комтесс де Лаланд; 
  • 1 Четвёртое Крю — Шато Дуар-Милон Ротшильд; 
  • 12 Пятых Крю — Шато Понте-Кане и Шато Клерк-Милон, Шато Батайе и Шато О-Батайе, Шато Гран-Пюи-Лакост и Шато Гран-Пюи-Дюкасс, Шато Линч-Баж и Шато Линч-Муссас, Шато д'Армайяк и Шато Педескло, Шато О-Баж Либерал и Шато Круазэ-Баж.

Стиль вин Пойяка можно назвать аристократическим и строгим. Это долгоживущие густые и плотные вина, в букете которых выделяются отчётливые тона кедра и чёрной смородины, оттенки дыма и минералов, нюансы ежевики и сливы.

Если говорить о «трёх китах Пойяка», то бордо Шато Латур отличается многослойной структурой и фруктовым ароматом с примесью графитового карандаша, характер вин Шато Мутон Ротшильд восхищает силой и экспрессивной пышностью, а нежные и элегантные вина Шато Лафит Ротшильд благоухают фиалками и миндалём.

Винный принц

Великие вина не появляются внезапно. Их истории берут начало в далёком прошлом, их цены растут от высоких до неприлично высоких, а дегустационные рейтинги не падают ниже оценок «выдающееся», «превосходное» или «исключительное».

На территории Пойяка первые виноградники появились шестнадцать веков тому назад в эпоху заселения территории Галлии франками (по берегам Рейна), бургундами (на берегах Сены и Роны) и вестготами (на юго-западе). Средневековая Франция со своими замками, крепостями и монастырями подготовила развитие массового производства вина. Семнадцатый век ознаменовался всплеском интереса к виноделию и появлением первых семейных виноделен.

В Пойяке родоначальниками виноделия считается семейство Сегюр. В 1680 году Жак де Сегюр разбил виноградник вокруг феодального поместья начала XIV века Шато Лафит, известного сегодня под именем Шато Лафит Ротшильд. В 1695 году его сын Александр де Сегюр взял в жёны наследницу одного из лучших бордоских хозяйств Шато Латур.

Счастливым наследником двух аристократических хозяйств Латур и Лафит стал маркиз Николя-Александр де Сегюр, который укрепил репутацию винодельческой семьи и получил прозвище Винный принц.

Винному принцу Николя-Александру удалось существенно улучшить технологию производства вина. Его вино Шато Лафит стали поставлять в Версаль для Людовика XV и его свиты. Вскоре вино маркиза де Сегюра стали называть Вином Короля. Официальные фаворитки короля Маркиза де Помпадур и Графиня Дюбарри приписывали Вину Короля чудодейственные способности возвращать молодые годы и восстанавливать утраченное здоровье.

Маркиз де Сегюр продолжал скупать лучшие земли Пойяка. В 1718 году он приобрёл ещё два многообещающих поместья — Шато Калон-Сегюр в Сент-Эстефе и Шато Бран Мутон, ставший впоследствии хозяйством Шато Мутон Ротшильд.

После смерти Винного принца винодельческие хозяйства перешли к его четырём дочерям. Общее управление Шато Лафит и Шато Латур закончилось в 1785 году. Поместье Шато Лафит унаследовал граф Николя-Мари-Александр де Сегюр, внук Винного принца и сын старшей дочери маркиза, вышедшей замуж за кузена Александра де Сегюра, занимавшего пост мэра Парижа.

В те времена фамильные поместья могли переходить в собственность исключительно кровным родственникам. В 1784 году Шато Лафит на семейных правах был продан Николя Пьеру де Ришару, состоявшему с графом в дальнем родстве. Он был уважаемым человеком и занимал президентский пост в Парламенте Бордо.

Благородная лоза Ротшильд

В 1868 году глава французской аристократической семьи барон Джеймс де Ротшильд нарушил традицию родственного наследования, выкупив Шато Лафит на общественных торгах.

Летопись семейства Ротшильд ветвится как благородная старинная лоза. Она выпускает во все стороны свои плодоносные побеги, каждый из которых даёт превосходный и удивительный урожай успеха, славы и респектабельности.

По трагической случайности барон умер вскоре после приобретения хозяйства, и оно перешло в собственность его сыновей.

Цены на вина Шато Лафит Ротшильд били все рекорды в течение последующих пятнадцати лет, пока в конце 19 века не началась череда несчастий — эпидемия филлоксеры, война, Великая депрессия. Цены упали, и Ротшильдам пришлось деклассифицировать сразу несколько урожаев.

Пережив все невзгоды, Шато Лафит Ротшильд не только не растерял своего могущества, но и сумел возродиться с новой силой.

Сегодня старейшие виноградники, на которых трудились представители легендарных винодельческих династий, занимают 100 гектаров живописных земель. Отдельные экземпляры местной лозы имеют почтительный столетний возраст. Политика безжалостной отбраковки винограда позволяет производить роскошные вина. Они выдерживаются в дубовых бочках не менее 18 месяцев, а потом живут долгие годы, становясь с годами только прекраснее.

Главным самоцветом в драгоценной короне финансовой империи Ротшильдов стал приобретённый в 1853 году замок Шато Бран Мутон, до этого принадлежавший маркизу де Сегюру. После удачной покупки Натаниэль де Ротшильд дальновидно переименовал поместье в Шато Мутон Ротшильд.

В 1920 году к управлению поместьем приступил внук Натаниэля барон Филипп де Ротшильд. Он вывел качество вин Мутон Ротшильд на новый уровень, совершив настоящий прорыв в классическом традиционном виноделии.

По своей натуре барон Филипп де Ротшильд был смелым новатором и не боялся нарушать установленные правила. Одним из первых он начал практиковать розлив вина в самом хозяйстве. До этого владельцы поместий винифицировали свой урожай в бочках и отдавали его негоциантам, которые потом бутилировали это вино.

Ещё одно новшество касалось строительства наземного хранилища, а идея Филиппа приглашать знаменитых художников для рисования винных этикеток стала в 1945 году гениальным маркетинговым ходом, возбуждая вокруг вин Мутон Ротшильд ещё больший ажиотаж.

В 1962 году вместе со своей дочерью Филиппиной барон де Ротшильд при поместье создал музей «Вино в искусстве».

Важным вкладом барона во французское виноделие стала его инициатива по внесению изменений в Классификацию вин Бордо 1855 года. В 1973 году Ротшильд добился повышения статуса хозяйства со второго на первый. Повторить подобное не удавалось больше никому.

Сегодня Филиппина де Ротшильд возглавляет компанию, продолжая дело своего талантливого отца.

За секунду до лидерства

В Пойяке сложилась неоднозначная ситуация, когда качество вин с более низким статусом ни в чём не уступает качеству официальных лидеров. Не смотря на явный приоритет трёх поместий высшей категории Премьер Крю, два официально вторых винодельческих хозяйства Шато Пишон Лонгвиль Барон и Шато Пишон Лонгвиль Комтесс де Лаланд составляют первым винам опасную конкуренцию.

Шато Пишон Барон и Шато Пишон Лаланд были единым семейным поместьем барона Жозефа де Пишон Лонгвиль. Страстью барона было виноделие, и он большую часть жизни провёл на своих виноградниках. Барон де Пишон дожил до 90 лет, а после его смерти в 1850 году наследство было поделено между его двумя сыновьями и тремя дочерьми. Так из одного поместья образовались два самостоятельных владения.

Родовое поместье Шато Пишон Барон (Château Pichon-Longueville Baron) досталось братьям де Пишон, а выстроенный через дорогу новый Шато Пишон Лаланд (Chateau Pichon Longueville Comtesse de Lalande) стал называться по имени дочери барона де Пишон графини Вирджинии де Лаланд.

Два замка, принадлежавшие разным винодельческим хозяйствам, оказались друг напротив друга, разделённые не только дорогой, но и соперничеством противоборствующих амбиций.

В 1987 году крупнейшая французская компания AXA Millesime, работающая на рынке страховых услуг с 1816 года, купила Шато Пишон Лонгвиль Барон. Винодельческий проект возглавил британец Кристиан Сили, который не только восстановил старинный замок и модернизировал винодельню, но и построил грандиозный туристический центр для популяризации своего замечательного вина.

Женитьба Жака де Пишон де Лонгвиль на дочери Пьера де Мазюра де Розана стала семейным союзом наследников двух винодельческих империй. В собственности де Пишон оказалось имение коммуны Марго Шато Розан-Сегла, ведущее свою летопись со времён короля Луи XIV.

Обманчивая простота идиллического пейзажа зелёного моря виноградников вокруг сказочных замков начинает казаться хитроумной головоломкой, когда узнаёшь, что Шато Пишон Лонгвиль Комтесс де Лаланд окружено виноградниками Шато Латур.

Вина графини де Лаланд отличаются от вин, рождённых на винодельнях соседей. Их можно назвать грациозными, округлыми, воздушными, женственными. Их стиль отличается и от строгости и чопорности Латур, и от мускулистой силы Пишон Барон.

Британский винный эксперт Хью Джонсон дал винам из Пойяка такую характеристику: «они вобрали в себя всё лучшее, что присуще бордоским винам, — сочетание свежего мягкого фруктового вкуса с терпкостью дуба; сухость в сочетании с плотностью, чуть заметный намек на аромат сигары и легкую сладость».

Читайте также

Вина Долины Луары — Популярные вина региона Долина Луары — шедевры французского виноделия

Виноделие в Лангедок-Руссийон: апелласьоны, история, разнообразие вин провинции Languedoc-Roussillon

Вина Прованса